Статья

Квир-эстетика в творчестве Мамышева-Монро

Мэрилин. Из серии «Жизнь замечательных Монро». 1995 © Фонд Владислава Мамышева-Монро

История

Квир-искусство в современном понимании появилось во второй половине XX века, когда западная цивилизация подошла к точке переосмысления фундаментальных понятий: пол, гендер, свобода выбора. Художники, писатели, режиссеры, хореографы и другие представители творческих профессий, выходящие за рамки бинарной гендерной системы, перестали скрывать свою идентичность и осмелились заявить о себе вопреки традиционным представлениям о норме.

В 1960-х годах агендерный публичный образ американского художника Энди Уорхола и обнаженные мужские фигуры на полотнах художника Дэвида Хокни, не скрывающего свою ориентацию, стали символами надвигающейся революции понятий. На волне гомофобии середины 1980-х, вызванных эпидемией СПИДа в США, понятие «квир» становится маргинальным. В это время против негативных ассоциаций выступают лишь немногие художники: например, Кит Харинг рисует провокационные изображения на пустующих рекламных щитах в нью-йоркском метро. Фотограф Роберт Мэпплторп снимает обнаженных мужчин и женщин различных национальностей, за что преследуется, его выставки закрывают. К примеру, Центр современного искусства в Цинциннати становится становится первым в американской истории музеем, преследуемым судом за «непристойность» из-за выставки его работ.

Ситуация со временем меняется, к процессу подключаются философы, историки, отмечающие, что сексуальная и гендерная идентичности — это исторически изменчивый конструкт, который зависит от эпохи не меньше, чем от локального культурно-исторического контекста, а общественные активисты предложили перестать делить людей на «нормальных» и «остальных», сосредоточившись вместо этого на уникальности каждого человека и его праве на изменчивое самоопределение в течение жизни.

Сегодня понятие «квир-искусство» охватывает разные художественные практики — от фотографий Хеннинга фон Берга и комиксов Элисон Бекдел до поэтических исследований Джей Бернард и работ дрэг-квин Йоханесса Ярураака, который использует в качестве холста собственное тело.

В конце XX века квир-искусство приходит в Россию в образе художника Владислава Мамышева-Монро. 

not loaded

Владислав Мамышев-Монро © Фонд Владислава Мамышева-Монро

Владислав Мамышев-Монро

Владислав Мамышев-Монро — мастер метаморфоз и эстетики перевоплощения. Холстом художнику служили собственные лицо и тело. Он рисовал на себе черты героев и героинь и переодевался в соответствующие костюмы. Однако процесс был гораздо больше и глубже, чем просто шутовская игра в маскарад.

Работы Монро — всегда проникновение в суть героя, раскрытие его опыта, разговор о превратностях судьбы.

Надо отметить, что выбранные Владиславом персонажи стали символами своих эпох, культурными кодами. Среди его героев — легенды времени: Любовь Орлова, Чарли Чаплин, Наполеон и другие. Роль художник создавал всегда самостоятельно, без помощи команды стилистов и визажистов, за исключением сотрудничества с журналом «Артхроника», когда появились образы Путина, Тимошенко и Медведева.

Постоянный образ художника была Мерилин Монро, но рядом появлялись и Гитлер, и Бен Ладен и другие злодеи столетия. Фигуры имели смысл архетипов, обозначая полюсы добра и зла. В интервью 2001 года с Эльвирой Тарноградской для be Icon Мамышев-Монро объясняет:

«

Так и я, когда точно воплощаю ту или иную личность, как хороший художник, что уж тут скрывать, я рисую у себя на лице точную копию этого человека. И в меня тут же входит всё его содержание, весь его опыт, какие-то сложности характера, судьба, половые сложности – весь широкий спектр вещей, из которых состоит человек. Это кратчайший путь получения максимального объёма информации

»

Мамышев-Монро активный участник петербургского андеграунда, участник с 1986 года «Новой академией изящных искусств» под руководством художника Тимура Новикова. С Новиковым Мамышев-Монро выпускал «Пиратское телевидение», ставшее альтернативным каналом об искусстве. «Пиратское телевидение» закрепило за Монро статус дрэг-квин, а сам проект ПТВ является важным этапом в истории российского видеоарта. В 1995 году открылась знаковая выставка в Якут-галерее, на которой Монро представил фотографии своих перевоплощений. Начиная с неё, можно говорить о московском периоде творчества Монро.

С 2000-х художник все чаще стал покидать Москву, подолгу оставаясь на Бали. Там же в 2013 году он трагически ушёл из жизни, утонув в бассейне.

Диалоги с Монро

Монро вернулся на короткий срок в проекте Jamais vu Сергея Сапожникова в галерее XL. Произведения Монро показаны не сами по себе, а в диалоге с работами художника и куратора из Ростова-на-Дону Сергея Сапожникова, который решил сыграть в ассоциации и провести параллели с творчеством легендарного деятеля квир-искусства.

По словам Сапожникова, все произошло случайно и не задумывалось как единый проект. Хотя для Сапожникова важна не квир-эстетика сама по себе, для него это скорее понятие из области субкультур.

«

Меня интересует не эта субкультура, меня интересует само искусство и театральность — совершенно другой ракурс. Квир — это вторичный факт, прежде всего Мамышев-Монро — это прекрасный художник. В то время, в котором он это делал, еще не было такого интереса к явлению. Квир — уже современное бытование проблемы. А Монро про героев, про перевоплощения, про работу с культом

»

Эксперты

Предлагаем три взгляда экспертов на феномен творчества Владислава Мамышева-Монро:

Иосиф Бакштейн © sobaka.ru

Иосиф Бакштейн, директор Института проблем современного искусства

Лично мне и его коллегам-художникам было давно знакомо такое понятие, как «художник-персонаж», связанное с Ильей Кабаковым. Владик воплощал развитие этого сюжета в совершенно невероятно радикальной манере. Если в московском концептуализме художник-персонаж был тем, кто создает какие-то произведения, то Монро воплотил его в своем поведении. Он, по сути, реализовал концепцию художника-персонажа, которая была придумана еще в начале 1980-х в Москве.

Михаил Каменский © The Art Newspaper Russia

Михаил Каменский, искусствовед

Я уверен, что главный талант Владика лежал вне сферы фотографии,видео и перформанса. При более удачном стечении обстоятельств и нормальном течении жизни он был обречен предстать перед миром как ярчайший литератор. Сочетание поразительного по остроте чувства языка с художественным артистизмом могло дать миру невиданного кентавра.

Елена Селина © MMOMA

Елена Селина, куратор XL Галереи

Его дарование,как мне кажется, имеет такую спонтанную природу,он как бы долго готовится, изучает и проговаривает все, что касается персонажа, иногда это звучит совсем легко и впроброс, а потом бац, и буквально из подручных средств создается образ, причем одним-двумя мазками.

Серия «Жизнь замечательных Монро»

Серия была создана в 1995 году и отмечает начало московского этапа творчества Мамышева-Монро. В самом названии заложена игра с перевоплощением, которая отсылает к известной серии биографий знаменитостей «Жизнь замечательных людей».

На момент создания проекта Мамышев-Монро уже проработал часть представленных образов, сыграв их в программе «Смерть замечательных людей», выходившей выпусками в 1990 — 1992 на ПТВ (Пиратское телевидение).

Создание художником «нового лица» было символическим актом, передающим опыт и состояние выбранной личности. Два важнейших образа, с которыми работал Влад — Гитлер и Монро. Будучи абсолютно полярными персонажами, они стали двумя полюсами добра и зла, между которыми уже выстраивается ряд всех прочих героев истории.

Пиратское телевидение (ПТВ)

not loaded

Кадр из видео. Фильм «Ева и Адольф» © Фонд Владислава Мамышева-Монро

Выпуски пиратского телевидения выходили с 1990 — 1992, что соотносится с петербургским периодом деятельности художника. Проект создавался в коллаборации с художниками сквота на Фонтанке, 145, в частности с Тимуром Новиковым. ПТВ возникло как противоположность официальному телевидению. Оно бросило вызов устаревшей системе подачи материала, его ценности и свежести. Выпуски андеграундного канала строились на использовании сатиры и фантастических перевоплощений. Именно через игру в программах Пиратского телевидения Мамышев-Монро опробовал стратегии, которые он будет развивать в дальнейших фотопроектах. ПТВ также можно считать одной из основ русского видеоарта.

Живопись Монро

Образ Монро был не только одной из самых любимых масок художника, которую он с удовольствием на себя примерял бесчисленное количество раз. Голливудская дива стала героиней серии живописных работ, которую художник создавал в 2004 — 2006 гг. Две представленные выше картины из проекта находятся в постоянной экспозиции Новой Третьяковки.

Полоний

not loaded

Владислав Мамышев-Монро. Полоний. 2012 © Фонд Владислава Мамышева-Монро

За основу спектакля «Полоний» была взята пьеса Шекспира «Гамлет». Однако главным действующим лицом, произносящим гамлетовские монологи, стал Полоний, в которого, как и в других персонажей, перевоплощается сам Монро. При этом игра разворачивается не столько в рамках фабулы конкретной трагедии, сколько в рамках жанра трагифарса. История отравлений, идущая на сцене, показывает искалеченные взаимоотношения между людьми и властью, метко попадая в политический нерв своего времени.

Авторы: Виктория Васильева, Анна Мельникова